Личность Леонида Васильевича ГАЙДАРЖИ является уникальной, наверное, не только в украинском, но и в советском футболе. Судите сами, попав в профессиональный клуб из студенческой сборной своего университета, Леонид Гайдаржи за свою карьеру успел поиграть практически во всех профессиональных лигах отечественного футбола, за исключением, пожалуй, только второй лиги чемпионата Украины.

gajdarshi_1ДОСЬЕ
ГАЙДАРЖИ Леонид Васильевич
Родился 20 мая 1959 года в селе Дмитровка, Татарбунарского района Одесской области.
Рост: 178 см
Вес: 75 кг
Амплуа: Нападающий, защитник, тренер. Сейчас – директор СДЮШОР «Черноморец».
Образование высшее. Окончил физический факультет ОГУ им. Мечникова.
Начал играть в селе Димитровка в 1970 году.
Первые тренеры: А. М. Абакаров (Димитровка) и А. Ф. Попичко (ОГУ).
Выступал за команды: «ЧЕРНОМОРЕЦ» (дубль) Одесса (1980-82), СКА Одесса (1982, 6 матчей), «Кристалл» Херсон (1982-85, 1990-92), «ЧЕРНОМОРЕЦ» Одесса (1986-1988, 44 матча), «Таврия» Симферополь (1989), «Нива» Винница (1992/93-1996/97), «Металлург» Запорожье (1996/97), «Десна» Чернигов (1997/98). Играющий главный тренер херсонского «Кристалла» (1992) и черниговской «Десны». Тренировал ФК «Винница» (1998/99-1999/2000, главный тренер), «Звезда» Кировоград (2000/01), «ЧЕРНОМОРЕЦ» Одесса (2001/02-2004/05, в октябре 2002-феврале 2003 – главный тренер), МФК «Николаев» (2005/06-2006/07, главный тренер). С 2008 года – тренер, а затем директор СДЮШОР «Черноморец».

Обо всех перипетиях неординарной карьеры футболиста «Черноморца» 1980-х, а ныне – директора СДЮШОР «Черноморец», мы пообщались с Леонидом Васильевичем.

«В ДЕТСТВЕ Я ЗАНИМАЛСЯ ВСЕМИ ИГРОВЫМИ ВИДАМИ СПОРТА»

— Леонид Васильевич, расскажите о своем детстве и первых шагах в спорте.
— Я родился в селе Дмитровка Татарбунарского района. Это – болгарское село, ранее называвшееся Динжилер, а сам я – болгарин по национальности. Отец работал в колхозе, к сожалению, он умер в 1983 году, в возрасте 50-ти лет. Мать долгие годы проработала шеф-поваром в школе-интернате, а я занимался в средней школе. Параллельно ходил во все имевшиеся у нас секции, как на уровне села, так и самой школы. Я играл и в волейбол, и в баскетбол, и в футбол, и в ручной мяч, занимался легкой атлетикой. В общем, развивался, как и все ребята.

— В то время на сельском уровне спорт был серьезно развит?
— Да, для нас это был очень серьезный уровень развития спорта, тем более, что тогда как раз построили новую школу. Мой дом располагался буквально в ста метрах от нее, и из окон было видно, горел свет в спортзале, или нет. Если горел, то я сразу отпрашивался у мамы и бежал в спортзал. Это помимо занятий физкультурой на уроках – я ходил туда и по вечерам, стараясь не пропускать ни одной тренировки.

— В какой момент из всего многообразия видов спорта для вас выделился именно футбол?
— Дело в том, что к нам в село, получив распределение после окончания Гидромета, приехал работать Алик Магомедович Абакаров. Кроме того, он закончил футбольную школу в Азербайджане и как игрок был на уровне нашего села, без преувеличения, суперзвездой. Алик Магомедович организовал в селе футбольную секцию. Он закрутил у нас такую карусель, которой прежде никогда не было! Первенство улиц, первенство села, «Кожаный мяч», в игре были заняты все возраста! А детвора у нас была разделена фактически на две категории: одна половина занималась борьбой, как национальным болгарским видом спорта, а другая – футболом. Так вот Абакаров перетянул в футбол практически всех ребят. Меня это также привлекло и таким образом я начал заниматься футболом.

— Удалось ли добиться каких-то успехов на детском уровне?
— Все же, мы были ограничены в инвентаре, в мячах и так далее. Добавьте сюда и молодого специалиста, закончившего институт и работающего по специальности, в свободное время тренирующего детей. Естественно, в методике его занятий было много импровизации. Но мы выигрывали первенство района, первенство области, дважды ездили на украинский зональный турнир, в том числе и я. Но пришло время, и в 1976 году я поступил на физический факультет Одесского государственного университета имени Мечникова.

«МНЕ БЫЛО ВСЕ РАВНО, НА КАКОЙ ФАКУЛЬТЕТ ПОСТУПАТЬ» gajdarshi_2

— Если не ошибаюсь, в отличие от подавляющего большинства футболистов, вы сначала поступили в ВУЗ, а затем начали играть. Иными словами, попали в большой футбол из студенческого, а не наоборот?
— После окончания школы, я хотел поступать во Львовский институт физкультуры, но моя мать была категорически против. Она считала, что футбол – это всего лишь развлечение, а сын, у которого в аттестате одни пятерки, должен иметь нормальную профессию. Но по прошествии какого-то количества лет она поняла, что футбол – это профессия, приносящая как материальные блага, так и социальное положение. Но прежде чем она это поняла, я пошел матери на уступки. Дело в том, что я действительно неплохо учился по всем предметам, и мне было абсолютно все равно, на какой факультет поступать.

— А выбрали, получается, факультет физики?
— Я был в хороших отношениях со своим учителем физики и принял решение поступать на физфак ОГУ имени Мечникова. Но все равно, подсознательно я где-то мечтал, что даже через университет, но попаду в команду мастеров. Ведь еще в 8-10-м классах, к нам приезжали тренеры детских спортивных школ и меня хотели забрать в школу киевского «Динамо».

— Даже так?
— Да. Но тогда мама наотрез отказалась отпускать меня одного далеко от дома. Боялась, что я «разбалуюсь» (смеется). Она до сих пор сожалеет о том, что не дала мне раскрыть тот потенциал, который был у меня в том возрасте. Я же ее успокаиваю, и всегда говорю, что как бы моя судьба не сложилась, я доволен тем, как повернулась моя жизнь. Все равно, как говорится, «идя по кругу», через студенческий футбол, любительский, я добился каких-то результатов. Пусть, не таких громких, как у многих, но на уровне Украины они неплохие. Так что мама ни в чем не виновата. От судьбы, как говорится, не уйдешь.

— Вы часто навещаете родное село?
— К сожалению, работа не позволяет мне часто ездить домой. Но раз в два-три месяца обязательно выбираюсь на Родину. Это не так часто, как того хотелось бы моей маме и отчиму. Хорошо, что сегодня развита мобильная связь и я общаюсь с мамой по несколько раз в день. Я вижу, что мама и отчим друг друга поддерживают, помогают и я спокоен за то, что у них все нормально.

gajdarshi_3УЧИТЕЛЬ ФИЗИКИ, СТАВШИЙ ФУТБОЛИСТОМ

— Давайте вернемся к старту вашей карьеры игрока. Вы поступили в Одесский университет и…
— И параллельно начал ходить на занятия по футболу, которыми руководил Алексей Федорович Попичко. К сожалению, Алексея Федоровича уже несколько лет нет с нами… Я попал в сборную университета, вместе с командой готовился к студенческим играм на различных уровнях и в те времена мы очень часто играли товарищеские матчи с дублем одесского «Черноморца», особенно зимой. Запомнились спарринги в Отраде, на старом гаревом поле.

— То есть, на уровне ВУЗов, Университет был вне конкуренции?
— Конкуренция была в виде команды Политеха. В городе действительно были две команды, которые все время конкурировали между собой и боролись за высокие места. За ОГУ играли футболисты «Черноморца» Иван Жекю, Игорь Буланкин, Вячеслав Лещук, другие ребята. За Политех играл, в частности, Александр Скрипник. Вот так я параллельно учился и играл за Университет.

— Как же вам удалось из «Университета» попасть в «Черноморец»?
— В 1980-м году, когда я был на 5-м курсе, «Черноморец» возглавил заслуженный тренер СССР Никита Павлович Симонян, а помощниками у него были Виктор Евгеньевич Прокопенко, царствие ему небесное, и Матвей Леонтьевич Черкасский. В это время состоялся очередной матч между дублем «моряков» и сборной Университета. И так совпало, что каждый год футбольная школа французского Марселя, города-побратима Одессы, приглашала школу «Черноморца» к себе на матчевые встречи. По стечению обстоятельств, именно в тот период четверо ребят уехали во Францию и на первую календарную игру первенства дублеров с московским «Спартаком» Виктор Прокопенко попросил у Алексея Попичко четверых ребят. В эту группу вошел и я, но в первой игре со «Спартаком» на поле вышли трое из нас, а в запасе остался именно я. Мы потренировались неделю с дублем, а затем следовал выезд в Москву. И вот в столицу взяли меня, а этих троих ребят – нет. Не знаю, что повлияло на решение тренерского штаба, возможно, я много старался на тренировках и приглянулся Прокопенко и Черкасскому… В общем, меня берут в Москву и в первом же матче я вышел на замену. С моей подачи Юрий Горячев забивает гол и мы играем вничью с «Торпедо». По возвращении в Одессу, мы играли с ростовским СКА, где я уже вышел в стартовом составе. Играючи форварда, я забил гол и мы сыграли вничью 1:1. После этого Никита Павлович Симонян, Виктор Евгеньевич Прокопенко и Виктор Захарович Зубков, который был в тот момент начальником команды, предложили мне попробовать себя на профессиональном уровне, и я дал согласие. То есть, вместо того, чтобы ехать в свое село работать учителем физики, я принял решение остаться в Одессе, в «Черноморце», тем самым шокировав свою маму.

— То есть, для мамы это стало полной неожиданностью?
— Конечно! Ведь мама ждала сына, который должен был вернуться в родное село, чтобы работать в школе, а сын выбрал совершенно другое направление и пошел по пути профессионального футболиста. Я написал заявление, и меня поставили на ставку. Год отыграл в нападении и практически во всех играх выходил в стартовом составе дубля.

ИЗ ОДЕССЫ В ХЕРСОН И ОБРАТНО

— Но в нападении вы много не играли. В связи с чем вы сменили атаку на оборону?
— Зимой «Черноморец» поехал на сборы в Болгарию, куда из дубля взяли Олега Сыча, Сергея Грозова, Юрия Горячева и меня. И там, в одной из товарищеских встреч, я отыграл на позиции защитника. Видимо, неплохо, раз этот спарринг и стал тем поворотным моментом в карьере: я переквалифицировался из нападающего в защитника.

— И все же, в основной состав «моряков» вам тогда пробиться не удалось…
— Да, спустя какое-то время, я проанализировал ситуацию и, размышляя здраво, понял, что в команде мне закрепиться вряд ли удастся. Я знал свое место в футбольной жизни, видя, как сложно пробиться в основной состав. Заканчивали карьеру Евгений Логвиненко и Виталий Шевченко, действующими игроками были Василий Ищак, Владимир Плоскина, Александр Скрипник, Вячеслав Головин. Попасть туда мне на тот период было практически невозможно!

— И вы перешли в одесский СКА?
— Я подумал, что лучше пробовать силы в команде пониже уровнем, но только не в дублирующем составе. Тем более, я был уже не 16-летний мальчик, мне шел 22-й год, и сидеть в дубле, красуясь в автобусе, было не по мне. А после университета, я был обязан отслужить в армии, либо пройти трехмесячные курсы. Возник вариант с одесским СКА и мы пообщались с Эдуардом Ивановичем Масловским. К слову, сегодня его внук ходит к нам в школу в Отраде. Так что я практически каждый день вижусь с Эдуардом Ивановичем. Так я оказался в СКА, но летом позвонил Виктор Захарович Зубков, который принял херсонский «Кристалл», и предложил поехать попробовать свои силы во Второй лиге. Я согласился.

— По сути, вы решили начать карьеру заново?
— Именно. Не через дубль вернуться в Высшую лигу, а через Вторую лигу. За три года, проведенных в Херсоне, я сделал все возможное, чтобы показать себя тренерам элитного дивизиона, быть востребованным футболистом. И мне поступало несколько предложений перейти в команды рангом выше. Среди них значились симферопольская «Таврия» и кишиневский «Нистру». Я решил посоветоваться с Зубковым, и он мне сказал, чтобы я не торопился и ждал звонка. В 1986 году у руля «Черноморца» стоял Виктор Евгеньевич Прокопенко, а помогал ему Семен Иосифович Альтман. Я думаю, что Виктор Захарович переговорил с Альтманом, и 26 февраля я приехал в Одессу на просмотр. Принял участие в нескольких тренировках, после чего Прокопенко принял решение оставить меня в команде. Три следующих сезона я провел в составе «Черноморца».

— Вы помните свой дебютный матч в Высшей лиге Чемпионата СССР?
— Конечно, разве такое можно забыть?! Мой дебютный поединок на уровне Высшей лиги Чемпионата СССР стал для меня и самым памятным в карьере. 20 марта мы играли в Ленинграде, в манеже, против «Зенита». Шел втором тайм, когда Виктор Евгеньевич Прокопенко подозвал меня и говорит: «Ну что, Ленчик, ты готов играть?» — «Да, Виктор Евгеньевич, готов», — отвечаю. Он меня и спрашивает: «А где твои зрачки?». Видимо заметил какое-то волнение в глазах (смеется). Я ответил, что все нормально. «Ну, тогда переодевайся», — сказал Виктор Евгеньевич. Так я вышел на замену и практически тут же Виктор Пасулько забил мяч, ставший для нас победным. После матча почти вся команда собралась в комнате у нашего капитана Вадика Плоскины. Было куплено три бутылки шампанского, и Вадик сказал мне: «Давай, Леня, выпьем за твой дебют. И пусть он принесет тебе удачу и в дальнейшем». Совсем недавно Владимир Плоскина нас покинул… Очень жаль, что в таком, еще достаточно молодом возрасте не стало нашего близкого товарища…

БАЙДАЧНОГО СМЕНИЛ ГАМУЛА, А ГАМУЛУ – ГАЙДАРЖИ gajdarshi_4

— В Одессе вы провели три сезона. Что послужило поводом сменить обстановку?

— Дело в том, что в какой-то момент мне уже не находилось места в основном составе команды. Я же не хотел просиживать на скамейке, не имея игровой практики, и в 1989 году уехал в Симферополь, где тренером «Таврии» был Николай Петрович Павлов, ныне возглавляющий полтавскую «Ворсклу».

— Если не ошибаюсь, вы пересекались с Николаем Петровичем, когда он в бытность игроком выступал в составе «Черноморца»?
— Да, мы подружились с Павловым в 1982 году, когда он играл за одесский клуб. Так что я перешел в клуб Первой лиги к человеку, которого очень хорошо знал. И в Симферополе я отыграл 33 матча из 38-ми. У нас до сих пор теплые отношения с Николаем Павловым, и мы обязательно встречаемся, когда бывает возможность.

— Но и в Симферополе вы не задержались…
— Из Симферополя я вернулся в Херсон, где работал главным тренером Анатолий Байдачный. Анатолий Николаевич подобрал очень хорошую команду: за «Кристалл» в тот период выступали Сергей Воронежский, Юрий Максимов, Валерий Панчик, Виктор Консевич, Эдуард и Андрей Валенко, Игорь Гамула...

— Игорь Гамула затем занял место наставника «Кристалла»?
— Да, у Байдачного и Гамулы были приятельские отношения. И когда Байдачный ушел из команды, то Гамулу назначили главным тренером и в этот же день он назначил меня своим помощником. Но возникли какие-то обстоятельства, вследствие которых уже через какое-то время Игорь Гамула был вынужден сложить с себя все полномочия и покинуть Херсон, а я стал играющим главным тренером «Кристалла». «Играющий главный тренер»… Наверное, только у меня в трудовой книжке такое записано (улыбается). 9 матчей я руководил херсонской командой.

— Почему же 9?
— Потому что ровно столько оставалось сыграть до конца сезона, а затем президенту, видимо, стало стыдно, что я, будучи главным тренером, нахожусь на футбольном поле, и он взял наставником Анатолия Лебедя – отца Владимира Лебедя, игравшего в свое время в «Черноморце», затем в России. Я вернулся на поле, но продолжать свою карьеру в Херсоне не хотел из-за разногласий с президентом клуба.

— С Гамулой вы тоже поддерживаете отношения?
— Конечно, поддерживали и поддерживаем приятельские отношения, хотя наши пути разошлись. Игорь уехал в Ростов, затем в Прибалтику. У каждого своя судьба, но мы можем встретиться, пообщаться, повеселиться.

— Уже тогда просматривались черты Игоря Гамулы, которого мы все знаем по знаменитым пресс-конференциям?
— Игорь вообще юморной. Помню, был эпизод в Херсоне, когда в какой-то отрезок матча прошел проливной дождь. В одном из моментов, Гамулу «уронили» на поле, и он запачкался в грязи. Так Игорь подбежал к бровке, где была более-менее чистая и нормальная трава, упал на живот и начал ползать, вытирая грязь с лица (смеется). Это вызвало шквал аплодисментов на трибунах. Вот такой вот он весельчак был. Собственно, таким Игорь остался и сегодня. Разве что немножко повзрослел.

gajdarshi_5ЕДИНСТВЕННЫЙ ЕВРОКУБКОВЫЙ КАПИТАН ВИННИЦКОЙ «НИВЫ»

— Из «края арбузов» вы решили уехать в «край картофеля»?
— Поехал в Винницу, куда меня пригласили Ефим Школьников и Игорь Гатауллин. Случилось это в 1992 году, а помогали Ефиму Григорьевичу Вячеслав Викторович Грозный и покойный Иван Вишневский. (Футболисты «Нивы» сразу избрали Леонида Гайдаржи капитаном команды, функции которого Леонид Васильевич исполнял во всех матчах, сыгранных за винницкий клубприм. авт.). В Виннице я играл до 1996 года, вместе с командой вышел в высшую лигу, попал в финал Кубка страны, где мы уступили киевскому «Динамо».

— Еще не так много времени прошло с момента начала розыгрышей независимых чемпионатов. То есть, «Нива» как раз и стала той «золушкой», которая после Второй лиги Чемпионата СССР сумела оказаться в Еврокубках.
— Еврокубки – это отдельная глава в моей карьере, ведь ко всему мы принимали участие в одном из последних в истории розыгрышей Кубка Кубков! В первом раунде «Нива» встречалась с эстонским клубом «Саддам», который мы прошли, попав в следующем круге на швейцарский «Сьон». Против швейцарцев у нас, конечно, шансов было мало. Но эти матчи мне запомнились навсегда. Приятно и то, что я выводил «Ниву» на поле, будучи капитаном команды. Не знаю, когда такое повторится, но пока я первый и последний капитан, выводивший «Ниву» на матчи Еврокубков.

— И все же в «Ниве» вы не завершили карьеру игрока. Какими судьбами вы оказались в Запорожье?
— В какой-то момент у меня состоялся телефонный разговор с Александром Александровичем Томахом. Тогда из Запорожья в Санкт-Петербург перешел Александр Бабий и Сан Саныч сказал, что ему необходим опытный защитник и пригласил меня в «Металлург». Хотя я был уже, по футбольным меркам, в преклонном возрасте и знал методику Томаха – он делал упор на функциональную подготовку, я все равно согласился и отыграл в Запорожье половину круга. В составе «Металлурга» я провел 101-й матч в высшей украинской лиге (им стал поединок против криворожского «Кривбасса»прим. авт.), после чего покинул берега Днепра. В команде пошел курс на омоложение, тогда как раз в команде играли Валик Полтавец, Яков Крипак и другие молодые ребята.

— Но вы все равно не повесили бутсы на гвоздь?
— Из Запорожья я вернулся в Винницу и уже готовил себя к тренерской деятельности, но позвонил Школьников и предложил еще поиграть в черниговской «Десне». Я согласился и полтора года отыграл в Чернигове, после чего принял уже окончательное решение завершить карьеру игрока.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ОДЕССУ

— Подобралась весьма неплохая компания тренеров, под началом которых вы играли.
— Мне вообще повезло на тренеров. Алексей Федорович Попичко, Виктор Захарович Зубков, Матвей Леонтьевич Черкасский, Виктор Евгеньевич Прокопенко, Семен Иосифович Альтман, Анатолий Федорович Полосин, Никита Павлович Симонян, Анатолий Николаевич Байдачный, Николай Петрович Павлов, Ефим Григорьевич Школьников, Сергей Юрьевич Морозов, Юрий Григорьевич Коваль, Сан Саныч Томах – каждый из них сыграл свою роль в моем становлении как игрока и как тренера. Я всегда что-то отмечал, что-то конспектировал и не жалею ни о чем, ни об одном эпизоде. С кем ни работал – со всеми остались хорошие отношения. А с футболистами, которые только начинали карьеру, когда я ее заканчивал – вообще отдельная история! Было время, когда я играл против Андрея Кирлика, Сережи Билозора, Саши Косырина, Влада Ващука, а ведь эти ребята до сих пор играют! С Игорем Шуховцевым я провел один сезон в винницкой «Ниве». Когда сижу на трибуне, немножко ностальгия пробирает, когда вижу этих ребят на поле.

— И тренерскую карьеру, исключая тот эпизод в херсонском «Кристалле», вы решили начать в Виннице?
— В Виннице еще в начале-середине 1990-х я входил в тренерский совет клуба, меня привлекали к работе и Школьников, и Морозов, и Коваль. А в конце тысячелетия в ФК «Винница» главным тренером стал Игорь Петрович Яворский, известный по своей работе в «Ниве» из Тернополя. Он предложил функции помощника, на что я охотно согласился. Все же я немало отдал винницкому футболу, да и болельщики меня любили. Затем Яворский принял донецкий «Металлург» и меня назначили главным тренером ФК «Винница».

— Как состоялось ваше возвращение в Одессу? gajdarshi_6
— Два с половиной сезона я провел в Виннице, а затем уехал в Кировоград помогать Юрию Ковалю. Еще через год поступило предложение от Анатолия Александровича Азаренкова, возглавлявшего «Черноморец». Я охотно согласился и приехал в Одессу, в команду, которая никогда мне не была безразлична. Проработал в «Черноморце» на разных должностях: был помощником Анатолия Азаренкова, Александра Скрипника, исполнял обязанности главного тренера, был главным тренером, потом помогал Семену Альтману, а в 2006 году возглавил МФК «Николаев».

— С чем вы столкнулись в городе корабелов?
— Передо мной стояла задача за один сезон вернуть команду в первую лигу. Я взял себе в помощники Александра Спицина и местного специалиста Вячеслава Мазарати. Со своей задачей мы справились и «Николаев» вернулся в первую лигу. Начали играть, но тут мэр города говорит, что более высокие результаты его не интересуют, и он делает ставку на местных тренеров. В общем, он дал мне понять, что мне нужно покинуть место, и я уехал из Николаева. К сожалению, эта команда через полгода вновь оказалась во второй лиге, где играет до сих пор. Клуб вообще был на грани банкротства! Я это все предвидел и спрашивал у мэра города: «Зачем же вы тогда решали задачу выхода в первую лигу, когда вы опять допускаете ее вылет?». Но у них на этот счет было свое мнение.

— И вы опять вернулись в Одессу?
— Да, в Одессе я практически год был без работы, когда Виктор Гришко, будучи директором СДЮШОР «Черноморец», предложил мне поработать в школе. Сперва я несколько сомневался, все-таки работа с детьми сильно отличается от работы с командами мастеров. Но я решил попробовать, и в итоге она оказалась довольно интересной.

— В чем отличия работы детского тренера?
— Во-первых, видно, как дети развиваются, как они растут, как параллельно растет их мастерство. Но я скажу, что в физическом плане эта работа намного тяжелее, чем работа в команде мастеров. Ведь там в составе уже более-менее подготовленные футболисты, и вместе с тем, с ними необходимо шлифовать игру, чтобы давать какой-то результат, а здесь ребенка необходимо обучать. И еще момент: если в команде мастеров у главного тренера есть несколько помощников, то на детском уровне наставник отвечает за все сам. Он и начальник команды, и воспитатель, и педагог, и администратор. Чем старше дети, тем больше ответственности.

— Но, вместе с тем, есть свои плюсы, которых нет во взрослом футболе?
— Конечно! Это очень интересная работа! Вот взять, к примеру, мой класс 1993-го года рождения: ребята были ростом мне по пояс, а за два года многие из них стали выше меня (смеется). Видно, как они работают, прогрессируют и это, безусловно, приносит удовлетворение.

gajdarshi_7УРОВЕНЬ ПЕРВОЙ СОЮЗНОЙ ЛИГИ – ЭТО УРОВЕНЬ СЕРЕДНЯКА СЕГОДНЯШНЕЙ ПРЕМЬЕР-ЛИГИ

— Вы сыграли 101 матч на высшем украинском уровне. А если сложить все игры в профессиональных клубах…
— Получится 482 официальных поединка. И закончил я игровую карьеру почти в 39 лет, а полевых футболистов, игравших на высшем уровне в таком возрасте – единицы. Смигунов из симферопольской «Таврии», Бискуп из тернопольской «Нивы». Сегодня до сих пор выступает Игорь Шуховцев, но он – вратарь, ему полегче, нежели нам (смеется).

— В вашем досье значатся только украинские клубы. И если пройтись по лигам, в которых они играли, то получится, что Леонид Гайдаржи играл чуть ли не на всех возможных уровнях профессионального футбола?
— Абсолютно верно. В Чемпионатах СССР я играл во всех возможных турнирах – Высшая лига, Первая лига, Вторая, Переходная, Кубок СССР. В Украине, пределы которой я не покидал, также участвовал во всех лигах. Если не как игрок, то уже как тренер.

— Как бы вы охарактеризовали разные лиги Чемпионата СССР? Уместно ли их сравнение с нынешними первенствами?

— Не хочу никого обидеть, но по подбору игроков, по накалу матчей, по уровню подготовки, по индивидуальным качествам игроков, уровень Первой лиги Чемпионата СССР – это середина таблицы сегодняшней украинской Премьер-лиги. Да, с приходом в наш футбол легионеров уровень чемпионата несколько возрос, но тем не менее, можно взглянуть на клубы, игравшие в 1980-х годах в советской Первой лиге: московские ЦСКА и «Локомотив», одесский «Черноморец», кемеровский «Кузбасс», симферопольская «Таврия», ростовские СКА и «Ростсельмаш», ворошиловградская «Заря», можно продолжать и продолжать! И по подбору игроков это были очень добротные команды. А вспомните футболистов, игравших в Первой лиге – Владимир Плоскина и Василий Ищак из «Черноморца», Александр Заваров, до пришествия в киевское «Динамо», начинал свою карьеру именно в Первой лиге, братья Причиненко и Боря Белошапка из «Таврии», много игроков, всех сразу и не вспомнишь. Раздаев из «Кузбасса» играл до 42-х лет и был при этом лучшим бомбардиром турнира! Это же футбольные асы! Символично, что именно симферопольская «Таврия», сохранив костяк команды Первой лиги Чемпионата СССР, стала первым чемпионом Украины!

— А что скажете о второй лиге?

— Вторая лига была разделена на зоны, и в украинской зоне в основном играли украинские клубы. Я бы не стал сравнивать ту Вторую лигу с днем нынешним, все-таки прошло достаточное количество времени, многое изменилось. Но если взглянуть на клубы, игравшие в турнире, то увидим и одесский СКА, и «Кремень», и «Волынь», и тернопольская и винницкая «Нивы», и львовские СКА «Карпаты», и «Закарпатье», и «Верес», и «Прикарпатье» – большинство команд прошли путь от Второй лиги до Премьер-лиги и обратно. Поэтому уровень Второй лиги был достаточно высок и проходных матчей не было. Плюс, за счет кого черпает новых игроков сегодняшняя Премьер-лига?

— В основном, за счет легионеров.

— А в союзные времена в Высшую лигу переходили футболисты как раз из Второй лиги. Знаете сколько селекционеров посещали матчи Второй лиги? Их было больше, чем на любом матче сегодняшней Премьер-лиги! Откуда пришли в большой футбол такие игроки, как Юрий Максимов, Сергей Бугай, Александр Лавренцов, тот же Игорь Шуховцев? Александр Спицын пришел из «перволигового» запорожского «Металлурга», Василий Ищак – из Львова, транзитом через Пятигорск, Сергей Третьяк из херсонского «Кристалла», Владимир Плоскина из Ужгорода. Очень много игроков пришло в большой футбол именно из команд Второй лиги. Честь и хвала тем тренерам, которые работали в тех примитивных условиях. Они действительно работали на славу.

Я благодарен Алексею Федоровичу Попичко, Виктору Захаровичу Зубкову и Матвею Леонтьевичу Черкасскому. Эти люди действительно очень много сделали для меня и моего становления, как игрока, так и специалиста, да и просто человека. С Виктором Захаровичем мы проживали на базе в Херсоне, вместе ездили домой, и имели массу времени говорить и на житейские темы. И сейчас, кажется, что я его руководитель, но я никогда не подаю виду, что являюсь начальником Виктора Захаровича. Я всегда буду его учеником. И я очень рад, что он сегодня рядом с нами, дает возможность детям развиваться, расти и дай ему Бог здоровья!
Олег ШАЛЬКЕР
Фото: odessa-sport.info и из личного архива Леонида ГАЙДАРЖИ
Личность Леонида Васильевича ГАЙДАРЖИ является уникальной, наверное, не только в украинском, но и в советском футболе. Судите сами, попав в профессиональный клуб из студенческой сборной своего университета, Леонид Гайдаржи за свою карьеру успел поиграть практически во всех профессиональных лигах отечественного футбола, за исключением, пожалуй, только второй лиги чемпионата Украины.

ДОСЬЕ
ГАЙДАРЖИ Леонид Васильевич
Родился: 20 мая 1959 года в селе Дмитровка, Татарбунарского района Одесской области.
Рост: 178 см
Вес: 75 кг
Амплуа: Нападающий, защитник, тренер. Сейчас – директор СДЮШОР «Черноморец».
Образование высшее. Окончил физический факультет ОГУ им. Мечникова.
Начал играть в селе Димитровка в 1970 году.
Первые тренеры: А. М. Абакаров (Димитровка) и А. Ф. Попичко (ОГУ).
Выступал за команды: «ЧЕРНОМОРЕЦ» (дубль) Одесса (1980-82), СКА Одесса (1982, 6 матчей), «Кристалл» Херсон (1982-85, 1990-92), «ЧЕРНОМОРЕЦ» Одесса (1986-1988, 44 матча), «Таврия» Симферополь (1989), «Нива» Винница (1992/93-1996/97), «Металлург» Запорожье (1996/97), «Десна» Чернигов (1997/98). Играющий главный тренер херсонского «Кристалла» (1992) и черниговской «Десны». Тренировал ФК «Винница» (1998/99-1999/2000, главный тренер), «Звезда» Кировоград (2000/01), «ЧЕРНОМОРЕЦ» Одесса (2001/02-2004/05, в октябре 2002-феврале 2003 – главный тренер), МФК «Николаев» (2005/06-2006/07, главный тренер). С 2008 года – тренер, а затем директор СДЮШОР «Черноморец».

Обо всех перипетиях неординарной карьеры футболиста «Черноморца» 1980-х, а ныне – директора СДЮШОР «Черноморец», мы пообщались с Леонидом Васильевичем.

«В ДЕТСТВЕ Я ЗАНИМАЛСЯ ВСЕМИ ИГРОВЫМИ ВИДАМИ СПОРТА»

— Леонид Васильевич, расскажите о своем детстве и первых шагах в спорте.
— Я родился в селе Дмитровка Татарбунарского района. Это – болгарское село, ранее называвшееся Динжилер, а сам я – болгарин по национальности. Отец работал в колхозе, к сожалению, он умер в 1983 году, в возрасте 50-ти лет. Мать долгие годы проработала шеф-поваром в школе-интернате, а я занимался в средней школе. Параллельно ходил во все имевшиеся у нас секции, как на уровне села, так и самой школы. Я играл и в волейбол, и в баскетбол, и в футбол, и в ручной мяч, занимался легкой атлетикой. В общем, развивался, как и все ребята.

— В то время на сельском уровне спорт был серьезно развит?
— Да, для нас это был очень серьезный уровень развития спорта, тем более, что тогда как раз построили новую школу. Мой дом располагался буквально в ста метрах от нее, и из окон было видно, горел свет в спортзале, или нет. Если горел, то я сразу отпрашивался у мамы и бежал в спортзал. Это помимо занятий физкультурой на уроках – я ходил туда и по вечерам, стараясь не пропускать ни одной тренировки.

— В какой момент из всего многообразия видов спорта для вас выделился именно футбол?
— Дело в том, что к нам в село, получив распределение после окончания Гидромета, приехал работать Алик Магомедович Абакаров. Кроме того, он закончил футбольную школу в Азербайджане и как игрок был на уровне нашего села, без преувеличения, суперзвездой. Алик Магомедович организовал в селе футбольную секцию. Он закрутил у нас такую карусель, которой прежде никогда не было! Первенство улиц, первенство села, «Кожаный мяч», в игре были заняты все возраста! А детвора у нас была разделена фактически на две категории: одна половина занималась борьбой, как национальным болгарским видом спорта, а другая – футболом. Так вот Абакаров перетянул в футбол практически всех ребят. Меня это также привлекло и таким образом я начал заниматься футболом.

— Удалось ли добиться каких-то успехов на детском уровне?
— Все же, мы были ограничены в инвентаре, в мячах и так далее. Добавьте сюда и молодого специалиста, закончившего институт и работающего по специальности, в свободное время тренирующего детей. Естественно, в методике его занятий было много импровизации. Но мы выигрывали первенство района, первенство области, дважды ездили на украинский зональный турнир, в том числе и я. Но пришло время, и в 1976 году я поступил на физический факультет Одесского государственного университета имени Мечникова.

«МНЕ БЫЛО ВСЕ РАВНО, НА КАКОЙ ФАКУЛЬТЕТ ПОСТУПАТЬ»

— Если не ошибаюсь, в отличие от подавляющего большинства футболистов, вы сначала поступили в ВУЗ, а затем начали играть. Иными словами, попали в большой футбол из студенческого, а не наоборот?
— После окончания школы, я хотел поступать во Львовский институт физкультуры, но моя мать была категорически против. Она считала, что футбол – это всего лишь развлечение, а сын, у которого в аттестате одни пятерки, должен иметь нормальную профессию. Но по прошествии какого-то количества лет она поняла, что футбол – это профессия, приносящая как материальные блага, так и социальное положение. Но прежде чем она это поняла, я пошел матери на уступки. Дело в том, что я действительно неплохо учился по всем предметам, и мне было абсолютно все равно, на какой факультет поступать.

— А выбрали, получается, факультет физики?
— Я был в хороших отношениях со своим учителем физики и принял решение поступать на физфак ОГУ имени Мечникова. Но все равно, подсознательно я где-то мечтал, что даже через университет, но попаду в команду мастеров. Ведь еще в 8-10-м классах, к нам приезжали тренеры детских спортивных школ и меня хотели забрать в школу киевского «Динамо».

— Даже так?
— Да. Но тогда мама наотрез отказалась отпускать меня одного далеко от дома. Боялась, что я «разбалуюсь» (смеется). Она до сих пор сожалеет о том, что не дала мне раскрыть тот потенциал, который был у меня в том возрасте. Я же ее успокаиваю, и всегда говорю, что как бы моя судьба не сложилась, я доволен тем, как повернулась моя жизнь. Все равно, как говорится, «идя по кругу», через студенческий футбол, любительский, я добился каких-то результатов. Пусть, не таких громких, как у многих, но на уровне Украины они неплохие. Так что мама ни в чем не виновата. От судьбы, как говорится, не уйдешь.

— Вы часто навещаете родное село?
— К сожалению, работа не позволяет мне часто ездить домой. Но раз в два-три месяца обязательно выбираюсь на Родину. Это не так часто, как того хотелось бы моей маме и отчиму. Хорошо, что сегодня развита мобильная связь и я общаюсь с мамой по несколько раз в день. Я вижу, что мама и отчим друг друга поддерживают, помогают и я спокоен за то, что у них все нормально.

УЧИТЕЛЬ ФИЗИКИ, СТАВШИЙ ФУТБОЛИСТОМ

— Давайте вернемся к старту вашей карьеры игрока. Вы поступили в Одесский университет и…
— И параллельно начал ходить на занятия по футболу, которыми руководил Алексей Федорович Попичко. К сожалению, Алексея Федоровича уже несколько лет нет с нами…
Я попал в сборную университета, вместе с командой готовился к студенческим играм на различных уровнях и в те времена мы очень часто играли товарищеские матчи с дублем одесского «Черноморца», особенно зимой. Запомнились спарринги в Отраде, на старом гаревом поле.

— То есть, на уровне ВУЗов, Университет был вне конкуренции?
— Конкуренция была в виде команды Политеха. В городе действительно были две команды, которые все время конкурировали между собой и боролись за высокие места. За ОГУ играли футболисты «Черноморца» Иван Жекю, Игорь Буланкин, Вячеслав Лещук, другие ребята. За Политех играл, в частности, Александр Скрипник. Вот так я параллельно учился и играл за Университет.

— Как же вам удалось из «Университета» попасть в «Черноморец»?
— В 1980-м году, когда я был на 5-м курсе, «Черноморец» возглавил заслуженный тренер СССР Никита Павлович Симонян, а помощниками у него были Виктор Евгеньевич Прокопенко, царствие ему небесное, и Матвей Леонтьевич Черкасский. В это время состоялся очередной матч между дублем «моряков» и сборной Университета. И так совпало, что каждый год футбольная школа французского Марселя, города-побратима Одессы, приглашала школу «Черноморца» к себе на матчевые встречи. По стечению обстоятельств, именно в тот период четверо ребят уехали во Францию и на первую календарную игру первенства дублеров с московским «Спартаком» Виктор Прокопенко попросил у Алексея Попичко четверых ребят. В эту группу вошел и я, но в первой игре со «Спартаком» на поле вышли трое из нас, а в запасе остался именно я. Мы потренировались неделю с дублем, а затем следовал выезд в Москву. И вот в столицу взяли меня, а этих троих ребят – нет. Не знаю, что повлияло на решение тренерского штаба, возможно, я много старался на тренировках и приглянулся Прокопенко и Черкасскому… В общем, меня берут в Москву и в первом же матче я вышел на замену. С моей подачи Юрий Горячев забивает гол и мы играем вничью с «Торпедо». По возвращении в Одессу, мы играли с ростовским СКА, где я уже вышел в стартовом составе. Играючи форварда, я забил гол и мы сыграли вничью 1:1. После этого Никита Павлович Симонян, Виктор Евгеньевич Прокопенко и Виктор Захарович Зубков, который был в тот момент начальником команды, предложили мне попробовать себя на профессиональном уровне, и я дал согласие. То есть, вместо того, чтобы ехать в свое село работать учителем физики, я принял решение остаться в Одессе, в «Черноморце», тем самым шокировав свою маму.

— То есть, для мамы это стало полной неожиданностью?
— Конечно! Ведь мама ждала сына, который должен был вернуться в родное село, чтобы работать в школе, а сын выбрал совершенно другое направление и пошел по пути профессионального футболиста. Я написал заявление, и меня поставили на ставку. Год отыграл в нападении и практически во всех играх выходил в стартовом составе дубля.

ИЗ ОДЕССЫ В ХЕРСОН И ОБРАТНО

— Но в нападении вы много не играли. В связи с чем вы сменили атаку на оборону?
— Зимой «Черноморец» поехал на сборы в Болгарию, куда из дубля взяли Олега Сыча, Сергея Грозова, Юрия Горячева и меня. И там, в одной из товарищеских встреч, я отыграл на позиции защитника. Видимо, неплохо, раз этот спарринг и стал тем поворотным моментом в карьере: я переквалифицировался из нападающего в защитника.

— И все же, в основной состав «моряков» вам тогда пробиться не удалось…
— Да, спустя какое-то время, я проанализировал ситуацию и, размышляя здраво, понял, что в команде мне закрепиться вряд ли удастся. Я знал свое место в футбольной жизни, видя, как сложно пробиться в основной состав. Заканчивали карьеру Евгений Логвиненко и Виталий Шевченко, действующими игроками были Василий Ищак, Владимир Плоскина, Александр Скрипник, Вячеслав Головин. Попасть туда мне на тот период было практически невозможно!

— И вы перешли в одесский СКА?
— Я подумал, что лучше пробовать силы в команде пониже уровнем, но только не в дублирующем составе. Тем более, я был уже не 16-летний мальчик, мне шел 22-й год, и сидеть в дубле, красуясь в автобусе, было не по мне. А после университета, я был обязан отслужить в армии, либо пройти трехмесячные курсы. Возник вариант с одесским СКА и мы пообщались с Эдуардом Ивановичем Масловским. К слову, сегодня его внук ходит к нам в школу в Отраде. Так что я практически каждый день вижусь с Эдуардом Ивановичем. Так я оказался в СКА, но летом позвонил Виктор Захарович Зубков, который принял херсонский «Кристалл», и предложил поехать попробовать свои силы во Второй лиге. Я согласился.

— По сути, вы решили начать карьеру заново?
— Именно. Не через дубль вернуться в Высшую лигу, а через Вторую лигу. За три года, проведенных в Херсоне, я сделал все возможное, чтобы показать себя тренерам элитного дивизиона, быть востребованным футболистом. И мне поступало несколько предложений перейти в команды рангом выше. Среди них значились симферопольская «Таврия» и кишиневский «Нистру». Я решил посоветоваться с Зубковым, и он мне сказал, чтобы я не торопился и ждал звонка. В 1986 году у руля «Черноморца» стоял Виктор Евгеньевич Прокопенко, а помогал ему Семен Иосифович Альтман. Я думаю, что Виктор Захарович переговорил с Альтманом, и 26 февраля я приехал в Одессу на просмотр. Принял участие в нескольких тренировках, после чего Прокопенко принял решение оставить меня в команде. Три следующих сезона я провел в составе «Черноморца».

— Вы помните свой дебютный матч в Высшей лиге Чемпионата СССР?
— Конечно, разве такое можно забыть?! Мой дебютный поединок на уровне Высшей лиги Чемпионата СССР стал для меня и самым памятным в карьере. 20 марта мы играли в Ленинграде, в манеже, против «Зенита». Шел втором тайм, когда Виктор Евгеньевич Прокопенко подозвал меня и говорит: «Ну что, Ленчик, ты готов играть?» — «Да, Виктор Евгеньевич, готов», — отвечаю. Он меня и спрашивает: «А где твои зрачки?». Видимо заметил какое-то волнение в глазах (смеется). Я ответил, что все нормально. «Ну, тогда переодевайся», — сказал Виктор Евгеньевич. Так я вышел на замену и практически тут же Виктор Пасулько забил мяч, ставший для нас победным. После матча почти вся команда собралась в комнате у нашего капитана Вадика Плоскины. Было куплено три бутылки шампанского, и Вадик сказал мне: «Давай, Леня, выпьем за твой дебют. И пусть он принесет тебе удачу и в дальнейшем». Совсем недавно Владимир Плоскина нас покинул… Очень жаль, что в таком, еще достаточно молодом возрасте не стало нашего близкого товарища…

БАЙДАЧНОГО СМЕНИЛ ГАМУЛА, А ГАМУЛУ – ГАЙДАРЖИ

— В Одессе вы провели три сезона. Что послужило поводом сменить обстановку?
— Дело в том, что в какой-то момент мне уже не находилось места в основном составе команды. Я же не хотел просиживать на скамейке, не имея игровой практики, и в 1989 году уехал в Симферополь, где тренером «Таврии» был Николай Петрович Павлов, ныне возглавляющий полтавскую «Ворсклу».

— Если не ошибаюсь, вы пересекались с Николаем Петровичем, когда он в бытность игроком выступал в составе «Черноморца»?
— Да, мы подружились с Павловым в 1982 году, когда он играл за одесский клуб. Так что я перешел в клуб Первой лиги к человеку, которого очень хорошо знал. И в Симферополе я отыграл 33 матча из 38-ми. У нас до сих пор теплые отношения с Николаем Павловым, и мы обязательно встречаемся, когда бывает возможность.

— Но и в Симферополе вы не задержались…
— Из Симферополя я вернулся в Херсон, где работал главным тренером Анатолий Байдачный. Анатолий Николаевич подобрал очень хорошую команду: за «Кристалл» в тот период выступали Сергей Воронежский, Юрий Максимов, Валерий Панчик, Виктор Консевич, Эдуард и Андрей Валенко, Игорь Гамула...

— Игорь Гамула затем занял место наставника «Кристалла»?
— Да, у Байдачного и Гамулы были приятельские отношения. И когда Байдачный ушел из команды, то Гамулу назначили главным тренером и в этот же день он назначил меня своим помощником. Но возникли какие-то обстоятельства, вследствие которых уже через какое-то время Игорь Гамула был вынужден сложить с себя все полномочия и покинуть Херсон, а я стал играющим главным тренером «Кристалла». «Играющий главный тренер»… Наверное, только у меня в трудовой книжке такое записано (улыбается). 9 матчей я руководил херсонской командой.

— Почему же 9?
— Потому что ровно столько оставалось сыграть до конца сезона, а затем президенту, видимо, стало стыдно, что я, будучи главным тренером, нахожусь на футбольном поле, и он взял наставником Анатолия Лебедя – отца Владимира Лебедя, игравшего в свое время в «Черноморце», затем в России. Я вернулся на поле, но продолжать свою карьеру в Херсоне не хотел из-за разногласий с президентом клуба.

— С Гамулой вы тоже поддерживаете отношения?
— Конечно, поддерживали и поддерживаем приятельские отношения, хотя наши пути разошлись. Игорь уехал в Ростов, затем в Прибалтику. У каждого своя судьба, но мы можем встретиться, пообщаться, повеселиться.

— Уже тогда просматривались черты Игоря Гамулы, которого мы все знаем по знаменитым пресс-конференциям?
— Игорь вообще юморной. Помню, был эпизод в Херсоне, когда в какой-то отрезок матча прошел проливной дождь. В одном из моментов, Гамулу «уронили» на поле, и он запачкался в грязи. Так Игорь подбежал к бровке, где была более-менее чистая и нормальная трава, упал на живот и начал ползать, вытирая грязь с лица (смеется). Это вызвало шквал аплодисментов на трибунах. Вот такой вот он весельчак был. Собственно, таким Игорь остался и сегодня. Разве что немножко повзрослел.

ЕДИНСТВЕННЫЙ ЕВРОКУБКОВЫЙ КАПИТАН ВИННИЦКОЙ «НИВЫ»

— Из «края арбузов» вы решили уехать в «край картофеля»?
— Поехал в Винницу, куда меня пригласили Ефим Школьников и Игорь Гатауллин. Случилось это в 1992 году, а помогали Ефиму Григорьевичу Вячеслав Викторович Грозный и покойный Иван Вишневский. (Футболисты «Нивы» сразу избрали Леонида Гайдаржи капитаном команды, функции которого Леонид Васильевич исполнял во всех матчах, сыгранных за винницкий клуб — прим. авт.). В Виннице я играл до 1996 года, вместе с командой вышел в высшую лигу, попал в финал Кубка страны, где мы уступили киевскому «Динамо».

— Еще не так много времени прошло с момента начала розыгрышей независимых чемпионатов. То есть, «Нива» как раз и стала той «золушкой», которая после Второй лиги Чемпионата СССР сумела оказаться в Еврокубках.
— Еврокубки – это отдельная глава в моей карьере, ведь ко всему мы принимали участие в одном из последних в истории розыгрышей Кубка Кубков! В первом раунде «Нива» встречалась с эстонским клубом «Саддам», который мы прошли, попав в следующем круге на швейцарский «Сьон». Против швейцарцев у нас, конечно, шансов было мало. Но эти матчи мне запомнились навсегда. Приятно и то, что я выводил «Ниву» на поле, будучи капитаном команды. Не знаю, когда такое повторится, но пока я первый и последний капитан, выводивший «Ниву» на матчи Еврокубков.

— И все же в «Ниве» вы не завершили карьеру игрока. Какими судьбами вы оказались в Запорожье?
— В какой-то момент у меня состоялся телефонный разговор с Александром Александровичем Томахом. Тогда из Запорожья в Санкт-Петербург перешел Александр Бабий и Сан Саныч сказал, что ему необходим опытный защитник и пригласил меня в «Металлург». Хотя я был уже, по футбольным меркам, в преклонном возрасте и знал методику Томаха – он делал упор на функциональную подготовку, я все равно согласился и отыграл в Запорожье половину круга. В составе «Металлурга» я провел 101-й матч в высшей украинской лиге (им стал поединок против криворожского «Кривбасса» — прим. авт.), после чего покинул берега Днепра. В команде пошел курс на омоложение, тогда как раз в команде играли Валик Полтавец, Яков Крипак и другие молодые ребята.

— Но вы все равно не повесили бутсы на гвоздь?
— Из Запорожья я вернулся в Винницу и уже готовил себя к тренерской деятельности, но позвонил Школьников и предложил еще поиграть в черниговской «Десне». Я согласился и полтора года отыграл в Чернигове, после чего принял уже окончательное решение завершить карьеру игрока.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ОДЕССУ

— Подобралась весьма неплохая компания тренеров, под началом которых вы играли.
— Мне вообще повезло на тренеров. Алексей Федорович Попичко, Виктор Захарович Зубков, Матвей Леонтьевич Черкасский, Виктор Евгеньевич Прокопенко, Семен Иосифович Альтман, Анатолий Федорович Полосин, Никита Павлович Симонян, Анатолий Николаевич Байдачный, Николай Петрович Павлов, Ефим Григорьевич Школьников, Сергей Юрьевич Морозов, Юрий Григорьевич Коваль, Сан Саныч Томах – каждый из них сыграл свою роль в моем становлении как игрока и как тренера. Я всегда что-то отмечал, что-то конспектировал и не жалею ни о чем, ни об одном эпизоде. С кем ни работал – со всеми остались хорошие отношения. А с футболистами, которые только начинали карьеру, когда я ее заканчивал – вообще отдельная история! Было время, когда я играл против Андрея Кирлика, Сережи Билозора, Саши Косырина, Влада Ващука, а ведь эти ребята до сих пор играют! С Игорем Шуховцевым я провел один сезон в винницкой «Ниве». Когда сижу на трибуне, немножко ностальгия пробирает, когда вижу этих ребят на поле.

— И тренерскую карьеру, исключая тот эпизод в херсонском «Кристалле», вы решили начать в Виннице?
— В Виннице еще в начале-середине 1990-х я входил в тренерский совет клуба, меня привлекали к работе и Школьников, и Морозов, и Коваль. А в конце тысячелетия в ФК «Винница» главным тренером стал Игорь Петрович Яворский, известный по своей работе в «Ниве» из Тернополя. Он предложил функции помощника, на что я охотно согласился. Все же я немало отдал винницкому футболу, да и болельщики меня любили. Затем Яворский принял донецкий «Металлург» и меня назначили главным тренером ФК «Винница».

— Как состоялось ваше возвращение в Одессу?
— Два с половиной сезона я провел в Виннице, а затем уехал в Кировоград помогать Юрию Ковалю. Еще через год поступило предложение от Анатолия Александровича Азаренкова, возглавлявшего «Черноморец». Я охотно согласился и приехал в Одессу, в команду, которая никогда мне не была безразлична. Проработал в «Черноморце» на разных должностях: был помощником Анатолия Азаренкова, Александра Скрипника, исполнял обязанности главного тренера, был главным тренером, потом помогал Семену Альтману, а в 2006 году возглавил МФК «Николаев».

— С чем вы столкнулись в городе корабелов?
— Передо мной стояла задача за один сезон вернуть команду в первую лигу. Я взял себе в помощники Александра Спицина и местного специалиста Вячеслава Мазарати. Со своей задачей мы справились и «Николаев» вернулся в первую лигу. Начали играть, но тут мэр города говорит, что более высокие результаты его не интересуют, и он делает ставку на местных тренеров. В общем, он дал мне понять, что мне нужно покинуть место, и я уехал из Николаева. К сожалению, эта команда через полгода вновь оказалась во второй лиге, где играет до сих пор. Клуб вообще был на грани банкротства! Я это все предвидел и спрашивал у мэра города: «Зачем же вы тогда решали задачу выхода в первую лигу, когда вы опять допускаете ее вылет?». Но у них на этот счет было свое мнение.

— И вы опять вернулись в Одессу?
— Да, в Одессе я практически год был без работы, когда Виктор Гришко, будучи директором СДЮШОР «Черноморец», предложил мне поработать в школе. Сперва я несколько сомневался, все-таки работа с детьми сильно отличается от работы с командами мастеров. Но я решил попробовать, и в итоге она оказалась довольно интересной.

— В чем отличия работы детского тренера?
— Во-первых, видно, как дети развиваются, как они растут, как параллельно растет их мастерство. Но я скажу, что в физическом плане эта работа намного тяжелее, чем работа в команде мастеров. Ведь там в составе уже более-менее подготовленные футболисты, и вместе с тем, с ними необходимо шлифовать игру, чтобы давать какой-то результат, а здесь ребенка необходимо обучать. И еще момент: если в команде мастеров у главного тренера есть несколько помощников, то на детском уровне наставник отвечает за все сам. Он и начальник команды, и воспитатель, и педагог, и администратор. Чем старше дети, тем больше ответственности.

— Но, вместе с тем, есть свои плюсы, которых нет во взрослом футболе?
— Конечно! Это очень интересная работа! Вот взять, к примеру, мой класс 1993-го года рождения: ребята были ростом мне по пояс, а за два года многие из них стали выше меня (смеется). Видно, как они работают, прогрессируют и это, безусловно, приносит удовлетворение.

УРОВЕНЬ ПЕРВОЙ СОЮЗНОЙ ЛИГИ – ЭТО УРОВЕНЬ СЕРЕДНЯКА СЕГОДНЯШНЕЙ ПРЕМЬЕР-ЛИГИ

— Вы сыграли 101 матч на высшем украинском уровне. А если сложить все игры в профессиональных клубах…
— Получится 482 официальных поединка. И закончил я игровую карьеру почти в 39 лет, а полевых футболистов, игравших на высшем уровне в таком возрасте – единицы. Смигунов из симферопольской «Таврии», Бискуп из тернопольской «Нивы». Сегодня до сих пор выступает Игорь Шуховцев, но он – вратарь, ему полегче, нежели нам (смеется).

— В вашем досье значатся только украинские клубы. И если пройтись по лигам, в которых они играли, то получится, что Леонид Гайдаржи играл чуть ли не на всех возможных уровнях профессионального футбола?
— Абсолютно верно. В Чемпионатах СССР я играл во всех возможных турнирах – Высшая лига, Первая лига, Вторая, Переходная, Кубок СССР. В Украине, пределы которой я не покидал, также участвовал во всех лигах. Если не как игрок, то уже как тренер.

— Как бы вы охарактеризовали разные лиги Чемпионата СССР? Уместно ли их сравнение с нынешними первенствами?
— Не хочу никого обидеть, но по подбору игроков, по накалу матчей, по уровню подготовки, по индивидуальным качествам игроков, уровень Первой лиги Чемпионата СССР – это середина таблицы сегодняшней украинской Премьер-лиги. Да, с приходом в наш футбол легионеров уровень чемпионата несколько возрос, но тем не менее, можно взглянуть на клубы, игравшие в 1980-х годах в советской Первой лиге: московские ЦСКА и «Локомотив», одесский «Черноморец», кемеровский «Кузбасс», симферопольская «Таврия», ростовские СКА и «Ростсельмаш», ворошиловградская «Заря», можно продолжать и продолжать! И по подбору игроков это были очень добротные команды. А вспомните футболистов, игравших в Первой лиге – Владимир Плоскина и Василий Ищак из «Черноморца», Александр Заваров, до пришествия в киевское «Динамо», начинал свою карьеру именно в Первой лиге, братья Причиненко и Боря Белошапка из «Таврии», много игроков, всех сразу и не вспомнишь. Раздаев из «Кузбасса» играл до 42-х лет и был при этом лучшим бомбардиром турнира! Это же футбольные асы! Символично, что именно симферопольская «Таврия», сохранив костяк команды Первой лиги Чемпионата СССР, стала первым чемпионом Украины!

— А что скажете о второй лиге?
— Вторая лига была разделена на зоны, и в украинской зоне в основном играли украинские клубы. Я бы не стал сравнивать ту Вторую лигу с днем нынешним, все-таки прошло достаточное количество времени, многое изменилось. Но если взглянуть на клубы, игравшие в турнире, то увидим и одесский СКА, и «Кремень», и «Волынь», и тернопольская и винницкая «Нивы», и львовские СКА «Карпаты», и «Закарпатье», и «Верес», и «Прикарпатье» – большинство команд прошли путь от Второй лиги до Премьер-лиги и обратно. Поэтому уровень Второй лиги был достаточно высок и проходных матчей не было. Плюс, за счет кого черпает новых игроков сегодняшняя Премьер-лига?

— В основном, за счет легионеров.
— А в союзные времена в Высшую лигу переходили футболисты как раз из Второй лиги. Знаете сколько селекционеров посещали матчи Второй лиги? Их было больше, чем на любом матче сегодняшней Премьер-лиги! Откуда пришли в большой футбол такие игроки, как Юрий Максимов, Сергей Бугай, Александр Лавренцов, тот же Игорь Шуховцев? Александр Спицын пришел из «перволигового» запорожского «Металлурга», Василий Ищак – из Львова, транзитом через Пятигорск, Сергей Третьяк из херсонского «Кристалла», Владимир Плоскина из Ужгорода. Очень много игроков пришло в большой футбол именно из команд Второй лиги. Честь и хвала тем тренерам, которые работали в тех примитивных условиях. Они действительно работали на славу.

Я благодарен Алексею Федоровичу Попичко, Виктору Захаровичу Зубкову и Матвею Леонтьевичу Черкасскому. Эти люди действительно очень много сделали для меня и моего становления, как игрока, так и специалиста, да и просто человека. С Виктором Захаровичем мы проживали на базе в Херсоне, вместе ездили домой, и имели массу времени говорить и на житейские темы. И сейчас, кажется, что я его руководитель, но я никогда не подаю виду, что являюсь начальником Виктора Захаровича. Я всегда буду его учеником. И я очень рад, что он сегодня рядом с нами, дает возможность детям развиваться, расти и дай ему Бог здоровья!
Олег ШАЛЬКЕР
Фото odessa-sport.info и из личного архива Леонида ГАЙДАРЖИ

banner ritm 718