Сергей Викторович МАРУСИН – именно с этим человеком ассоциируется у болельщиков одесский СКА своего последнего периода. Футболист, капитан, а затем и наставник «армейцев» Одессы рассказывает «Одессе-Спорт» о легендарном клубе, своей карьере в нем и о том, как складывалась жизнь после СКА.



marusin_1ДОСЬЕ
Сергей Викторович МАРУСИН
Родился 1 апреля 1958 года в поселке Канадей, Николаевский район, Ульяновская область, РСФСР.
Воспитанник ДЮСШ ГорОНО, Днепропетровск.
Первый тренер: В. Г. Лапшин.
Выступал за команды: «ДНЕПР» (дубль) Днепропетровск, СКА Одесса (1977-86), «МЕТАЛЛУРГ» Алдан, Россия.
Тренировал: СКА Одесса (1987-92), СК «ОДЕССА» (1992, 1994/95-1996/97), «ПОЛИГРАФТЕХНИКА» Александрия (1997/98), ряд любительских команд Одессы и области (в том числе «ЛОТТО-GCM» Одесса, «ДНЕСТР» Овидиополь, «ТИРАС-2500 Белгород-Днестровский, «ИВАН» Одесса).

 

С 2006 года – директор ДЮСШ по футболу №9 имени змс Игоря Беланова.

ОКАЗАЛСЯ В СКА БЛАГОДАРЯ ПЕТРУ НАЙДЕ

— Сергей Викторович, вы родились в знаковый для Одессы день…
— Да, я родился 1 апреля, правда, не в Одессе, а в России (улыбается), в Ульяновской области. А когда мне было полтора года, родители переехали в Днепропетровск, где я вырос и сделал свои первые футбольные шаги.

— Кто был вашим первым тренером?
— Моим первым тренером был Валерий Георгиевич Лапшин, с момента основания и по сей день являющийся директором знаменитой школы «Днепр-75». Правда, днепропетровская СДЮШОР была основана, как видно из названия, в 1975-м, то есть, в год, когда я заканчивал школу. Так что, по большому счету, я являюсь воспитанником другой ДЮСШ – при городском отделе народного образования. Но удостоверение об окончании школы «Днепр-75» у меня имеется, причем, под одним из первых номеров.

— Кто-то из первого выпуска попал в большой футбол?
— Насколько я знаю, многие ребята, с которыми мы вместе учились, сейчас работают тренерами в днепропетровской ДЮСШ-12, да и в том же «Днепре-75», но в большой футбол никто из них не попал. Мы выигрывали Спартакиаду школьников УССР и футбольную школу в Днепропетровске мне дали хорошую. Именно она помогла мне закрепиться в одесском СКА, где уже в 18 лет я играл в основном составе.

— Как возник вариант с одесским СКА?
— В том, что я оказался в одесском СКА, я благодарен одному человеку – Петру Марковичу Найде. На тот момент Петр Маркович выступал за «Днепр» и направил меня – игрока дубля – в Одессу. Меня просмотрели и взяли в команду.

— У вас был тогда призывной возраст, то есть, в СКА вы должны были проходить службу в армии?
— Да, но есть два нюанса. Во-первых, Днепропетровск попадал под Киевский военный округ, так что теоретически я мог попасть в киевский СКА. Армейский спорт был очень развит в то время и помимо московского ЦСКА были известные Спортивные клубы армии в Ленинграде, Киеве, Одессе, Львове, Ростове-на-Дону, Хабаровске. Вся моя футбольная жизнь прошла в одесском СКА, о чем я не жалею. А во-вторых, тогда была такая система, что «делали армию» футболистам в 18-летнем возрасте только нечетным годам рождения. Так что служить во внутренних войсках я начал вместе с ребятами 1959 года рождения. Прошел путь от рядового до капитана Советской армии.

— Получается, что всю свою игровую карьеру вы провели в СКА. Варианты других клубов были?
— Были предложения из других команд, меня приглашали ныне покойные Ефим Григорьевич Школьников, Владимир Александрович Емец с Геннадием Афанасьевичем Жиздиком звали сперва в Никополь, затем – в «Днепр». В 1982 году Емец сказал мне: «Сережа, зову тебя третий и последний раз». Но в Одессе была нормальная обстановка и уезжать из СКА никуда не хотелось. В «Днепр» меня приглашали вместе с Сергеем Пучковым. Он уехал, а я остался. Как раз в этот период «Днепр» впервые стал чемпионом, стал участвовать в еврокубках. Может быть, я и играл бы в составе… Честно говоря, я не жалею о том, что не уехал. У каждого своя жизнь, меня многие знали в Одессе, я многих знал, и годы, проведенные в СКА, стали моими лучшими.

САЛЮТ – «КАРПАТАМ», ПОБЕДА – СКАmarusin_2

— Вы начали играть в 1977 году, как раз по итогам этого сезона СКА вышел в Первую лигу…
— О, 1977 год мы отыграли просто блестяще! Достаточно сказать, что из 11-ти человек стартового состава восемь попали в список лучших футболистов УССР. Владимир Нечаев, Алексей Нефедов, Игорь Иваненко, братья Малые. По итогам первенства мы заняли в своей зоне первое место и нас ожидали переходные матчи с семипалатинским «Спартаком». В Казахстане сыграли 2:2, а дома мы должны были играть на стадионе ЧМП…

— Почему на ЧМП?
— Вот и футболисты тогда спрашивали: «Почему это на ЧМП? Мы же армейцы!». Но руководство ответило, что на матче ожидается много зрителей, которые на СКА просто не поместятся. Ребята не поверили, но когда вышли на игру, дыхание замерло: тысяч 30 народа, если не больше! Мы обыграли «Спартак» 3:0 и вышли в первую лигу.

— Какие матчи запомнились в Первой лиге?
— Как раз самая первая игра – во Львове мы встречались с «Карпатами». Представьте себе, матч открытия, стадион «Дружба» (ныне – «Украина»прим. авт.), салюты в честь старта нового сезона и команды хозяев, а мы их взяли и обыграли. Львовяне были в шоке (смеется). Много было запоминающихся матчей, например, первая игра сезона-1980 в Ланчхути против «Гурии», которая только вышла в Первую лигу. Нас тогда встречал родной брат Эдуарда Шеварднадзе (на тот момент – Первого секретаря ЦК Компартии Грузинской ССРприм. авт.). Для них это был настоящий праздник, а сыграли мы тогда 2:2.

— Вы бывали во многих республиках бывшего СССР?
— Был во всех республиках, кроме Эстонии. Тогда был негласный закон, что от каждой республики в Первой лиге должны быть свои представители, но вот Эстонии не было. А так – Вильнюс, Рига, Душанбе, Ашхабад, Фрунзе (ныне Бишкекприм. авт.) – побывал во многих городах.

— Насколько легко переносились преодоления расстояний между городами?
— Мы были молодыми и все переносили легко. Что автобус, что самолет – все равно было, в удовольствие.

— А если взять крайние точки страны, где доводилось играть?
— Если брать крайний запад, то мы играли в Калининграде, на востоке – в Хабаровске, юг – Ашхабад. Но в Ашхабаде было невыносимо – там вообще на улице нельзя было находиться в такую жару, не то, что играть. А они еще перед игрой полили дорожки, пошло испарение. Одни мысли – поскорее уехать. Климат там невыносимый.

— В Первой лиге СКА отыграл пять сезонов…
— Да, мы начали неплохо, но затем стали играть хуже и хуже, а по итогам сезона-1982 вылетели во Вторую лигу. В виде наказания четырех офицеров – меня, Владимира Малого, Владимира Смаровоза и Анатолия Коробочку отправили по частям. Меня и Смаровоза – в Белгород-Днестровский, а Коробочку и Малого – во Флорешты, что в Молдавии.

— И в какие войска?
— Как получилось, мы пришли в отдел кадров округа. Начальник и говорит, мол, вот распоряжение командующего, скажите, куда вас направить? Какая нам разница, отвечаем, что мы – летчики, что – танкисты. Мы – футболисты (смеется). Отправили нас в танковую часть. Но «ссылка» была недолгой, я вернулся и продолжил играть за СКА.

marusin_3— Но на тренерскую работу вы перешли довольно рано, почему?
— Да, я закончил играть в 28 лет. У команды не было результата и тогдашний главный тренер Иосиф Иосифович Беца решил резко омолодить состав. И хотя возраст позволял еще играть и играть, но мы, вместе с Сергеем Матухно, Анатолием Коробочкой и еще рядом футболистов, офицеров и прапорщиков, были отчислены из команды. Отслужил какое-то время в спортроте, а затем перешел на тренерскую работу. Сперва был помощником у Эдуарда Ивановича Масловского, а затем стал главным тренером СКА.

— Однако, затем вновь стали помощником?
— Это отдельная история. Играет у нас Илья Цымбаларь, играет здорово. Подходит у него уже срок демобилизации и мне звонит один из руководителей «Черноморца» и говорит: «Сережа, я уже договорился с твоим руководством, отправляй нам Цымбаларя, а мы тебе дадим взамен Сергея Гусева». Я поверил и отправил Цымбаларя в «Черноморец». Илья практически сразу выходит на игру с тбилисским «Динамо», забивает гол. Следующий матч с ереванским «Араратом» – голевая передача в исполнении Цымбаларя. В это время командующий округом генерал-полковник Иван Сергеевич Морозов находился в Москве и вот он звонит в Одессу, и официальным тоном говорит: «Спросите у капитана Марусина, не наш ли это Цымбаларь играет за «Черноморец»?».

— Держал руку на пульсе?
— Естественно! Иван Сергеевич очень интересовался футболом и заботился о команде, а без его ведома никого не увольняли. По телефону Морозов дал команду: «Цымбаларя вернуть в СКА, приеду – будем разбираться». Вернулся он в Одессу, начали разбираться, в итоге Цымбаларя отправили в спортроту, а меня – вторым тренером. Командами, конечно, мы дружили, знали друг друга, общались. Но внутри клубов мы были «армейцами», а они – «моряками».

ТАРХАНОВ ИЗМЕНИЛ ПСИХОЛОГИЮmarusin_4

— А затем СКА на один сезон возглавил Александр Федорович Тарханов?
— Да, с Тархановым мы играли в СКА в 1985 году, а в 1990 я был его помощником на тренерском посту. Тот год, который он проработал в Одессе, показывает, насколько Александр Федорович сильный специалист. В СКА тогда произошел перелом. До Тарханова у нас была некоторая текучка в тренерском штабе, начавшаяся после ухода Владимира Константиновича Шемелева. Приходили хорошие специалисты, тот же Виктор Захарович Зубков, но у каждого из них были свои взгляды на футбол и свои требования – ребята просто не успевали подстраиваться. Мы играли в простой футбол, самоотдача, желание, а когда пришел Александр Федорович Тарханов, он настолько перестроил тренировочный процесс, так поменял игру, что команда стала неузнаваема в плане футбола в лучшую сторону! Контроль мяча был просто сумасшедший. А в команде-то кто играл – Юрий Сак, Василий Мокан, Виталий Парахневич, Вячеслав Еремеев, многие другие. Эти ребята сегодня играют в первенстве Одессы за ветеранов. Команда была просто фантастическая.

— Был ли какой-то характерный матч тархановского СКА?
— Была такая игра, в Запорожье мы встречались с «Торпедо», которое тренировал Евгений Филиппович Лемешко. Мы приезжаем, а в Запорожье какой-то городской праздник. СКА выиграл в том матче 2:1, а игра носила такой характер: мы могли с мячом дойти до штрафной «Торпедо», а потом вернуться с ним обратно к своим воротам. Вот так ребята могли контролировать мяч. После матча, казалось, что мы должны подойти к Лемешко, уважаемый человек, но нет. Евгений Филиппович сам подошел к нам и говорит: «Молодежь, от вашей команды я ожидал всего, но то, что они сегодня сделали с моими футболистами – спасибо вам за это». Это показательный момент, Тарханов переломил в корне даже психологию футболистов. Вот почему практически все из той команды играли в высшей лиге, а затем и за рубежом. Они сейчас играют за ветеранов и владеют мячом так, как научил их Александр Федорович. Это вклад Тарханова в армейский футбол Одессы.

— Вы продолжаете общатся?
— Сейчас практически не общаемся, хотя я – крестный его сына. Мы тут все перекрестились в СКА, и Чилиби, и Астраханкин, и Марусин, и Тарханов.

— Какая отличительная черта была у СКА?
— Как и практически во многих армейских командах, у нас была большая ротация состава. Каждый год команда практически обновлялась. А сколько футболистов прошло армейскую школу, завоевывали себе имена в футболе! Игорь Беланов, Илья Цымбаларь, братья Никифоровы, этот список можно продолжать и продолжать! Ведь в чем беда современного футбола? Ребята в 17-20 лет просто пропадают. Нашим выпускникам тяжело попасть даже в команду первенства города! Даже на городском уровне играют состоявшиеся опытные игроки, а молодежью никто не хочет заниматься. А тогда было золотое время для молодежи, вот когда она не пропадала! Много футболистов перешло из СКА в «Черноморец», а затем и дальше, но основы игры они получали в 18-20 лет именно в армейской школе.

— Вы посещали Соборку?
— Скажу так, я не приходил на Соборку, но проходил. Не думаю, что футболисты бывали на Соборке, ведь всех нас знали в лицо. Народ Соборки был составлен, главным образом, из болельщиков, одни из которых отдали жизнь «Черноморцу», другие – СКА.

— С «Черноморцем» на поле встречаться доводилось?
— В рамках Кубка СССР мы уступили «Черноморцу» в 1982 году. Матч тогда состоялся в Гурзуфе при штормовом ветре. Был еще один полуофициальный матч, в котором «Черноморец» и СКА играли основными составами на стадионе ЧМП. Мы тогда победили (улыбается). Стадион был просто биток, заполненный болельщиками обеих команд! Это мое субъективное мнение, но болельщики СКА были преданнее и фанатичнее, чем у «Черноморца». На обычную тренировку к нам приходило по 200 болельщиков! У нас же присутствовало чувство ответственности перед фанатами. Выкладывались, чтобы на следующий день нас в городе не критиковали.

— Какой гол вам запомнился больше всех?
— Каждый гол по-своему интересен и у каждого мяча свое значение. Однажды я забил два пенальти в ворота «Таврии» на стадионе СКА. Казалось бы, пенальти, но дважды забить в одной игре, напряжение в которой зашкаливало, было морально непросто.

marusin_5НА 30 ЛЕТ НАЗАД

— Первый чемпионат Украины стал последним для СКА…
— У нас был запал, да, высшая лига, но мы все понимали, что команда просто не готова для участия на таком уровне. Конечно, СКА вошел в историю, как один из участников самого первого чемпионата страны, но по спортивным показателям этот год лучше не вспоминать. После распада СССР команда перешла из армейской структуры в гражданскую, и мы начали «валиться».

— Какими судьбами вас занесло в Алдан?
— После игры с харьковским «Металлистом» меня освободили от должности тренера. Возникла дилемма: оставаться служить в армии или увольняться. Я решил уволиться, и поехал в Россию. Три года не дотянул до армейской пенсии. В Алдане выступал вместе с Евгением Кириенко. «Металлург» играл в первой российской лиге, в группе, где были команды из Новосибирска, Читы, восточная часть России. «Металлург» занял 8-е место, что стало лучшим результатом команды в истории. В Алдане тогда играло 8 белорусов, 7 украинцев и 4 россиянина, хорошая команда была. Правда, здоровье свое, с этими их золотом и ураном, загубил конкретно.

— И вы вернулись в Одессу?
— Да, а в Одессе я вновь начал тренировать СК «Одесса», затем городские команды.

— В том числе и «СКА-Лотто»?
— Да, одно время было и такое. Сергей Николаевич Пасечник – замечательный человек. Он сделал сильную команду любительского уровня, а затем – команду мастеров второй лиги. Он помог очень многим футболистам, в том числе и мне. За три года существования команды через нее прошло столько людей, которые получили закалку, и затем выступали на высоком уровне. Это ведь также история Одессы и одесского футбола, которую нельзя забывать. А вытянул команду один человек без чьей-либо помощи.

— Как вы охарактеризуете любительские команды, в которых вам довелось работать?
— Если брать «Иван», то я не стоял у истоков команды, которую создал Михаил Иванович Михайлов, а попал в ее расцвет. Какое поле было сделано на стадионе «Дзержинка» (ныне – стадион «Иван»прим. авт.)! Мы сообща создали команду хорошего уровня, выиграв первенство Украины среди КФК и завоевав право участвовать в финальном турнире Кубка регионов УЕФА, проходившем в Болгарии. Но в Болгарию я уже не поехал, по ряду причин покинув клуб. Поиграл немного в овидиопольском «Днестре», когда покойный Виктор Иванович Дуков начал создавать команду. Но затем переехал в Александрию, так как в душе хотел тренировать. Честно признаться, жалею, что уехал из Овидиополя, хотя в Александрии я тоже набрался впечатлений: новый стадион, прекрасное отношение к футболу со стороны руководства...

— Затем вы работали в Белгороде-Днестровском…
— Здесь интересный случай. Еще когда я играл за дубль «Днепра», начальником команды был Анатолий Алексеевич Белолюбский, который работал там еще при Лобановском. Волею судьбы он оказался в Белгороде-Днестровском, и когда мэром города стал Николай Николаевич Чербаджи – человек, который не просто неравнодушен к футболу, а даже жизнь свою без него не представляет – Белолюбский позвонил мне и попросил помочь сформировать команду. И получилось, что как в СКА я никуда не дергался, так и здесь – 5 лет, пока Чербаджи был мэром, я провел в «Тирасе-2500», совмещая с работой в школе в Одессе. У команды были условия, Николай Николаевич всколыхнул жизнь в городе за счет футбола. Мы 4 раза были чемпионами области, а когда Чербаджи ушел с поста мэра, ушел и я.

— Во вторую лигу «Тирас-2500» не хотел заявляться?
— Сперва было рано, а потом уже не успели, хотя в планах было выйти на профессиональный уровень. Может быть, мы создали бы команду уровня второй лиги. В Белгороде-Днестровском хорошее поле, на матчи собиралось много зрителей. Этот период стал очень хорошим в моей жизни.

— Сейчас вы работаете директором школы имени Беланова?
— Да, только официально школа называется ДЮСШ №9 имени заслуженного мастера спорта Игоря Беланова. С 2006 года я являюсь ее директором и одновременно веду ребят 1994 года рождения. Наша школа – участник чемпионатов и первенств города, области, Украины. Каждый год у нас есть ребята, которые попадают в команду мастеров. Лучший выпускник школы – Рустам Цыня, который играет в тираспольском «Шерифе». Ему сейчас 19, а уже в 18 Рустам играл в основном составе «Шерифа» в еврокубках. Первый тренер Цыни – Олег Семенов, который воспитал его и как футболиста, и как человека.

— За ветеранов бегаете?
— А как же (улыбается)! Я 10 лет отыграл за команду ветеранов «Ришелье», в период ее расцвета, сейчас играю за команду «Таврия». Желание играть осталось, возможности, правда, другие. А в душе футбол всегда был, есть и будет, а участие в ветеранских турнирах дает необходимую зарядку до следующего матча. Такая ностальгия по футболу, когда выходишь на поле против старых знакомых ребят! Складывается такое впечатление, что, как будто на 30 лет назад вернулся!..

Олег ШАЛЬКЕР
Фото: odessa-sport.info и из личного архива Сергея МАРУСИНА

banner ritm 718

Заходите на сайт и смотрите цены на качественные камины и другие отопительные приборы