Воспитанник одесского футбола Геннадий ЩЕКОТИЛИН является одним из тех игроков, которые всегда возвращались в родной город. В 2008 году полузащитник, полному раскрытию таланта которого мешали травмы, принял решение завершить карьеру, а с 2009 года Щекотилин входит в тренерский штаб овидиопольского «Днестра». Обо всех перипетиях богатой футбольной карьеры лучшего бомбардира одесского «Черноморца» сезона-1997/98, мы пообщались с Геннадием Щекотилиным.

stschekotilin_1Геннадий ЩЕКОТИЛИН
Родился:
28 июля 1974 года в Одессе.
Амплуа: Полузащитник, тренер.
Начинал играть в ДЮСШ-6 (Одесса). Первый тренер – Т.  Г. Элисашвили. Выпускник СДЮСШОР «Черноморец».
Выступал за команды: «ЧЕРНОМОРЕЦ» Одесса (дубль – 1991-1994/95, основа – 1994/95 (1 матч), 1996/97-1997/98, 2002/03-2003/04), «НЕФТЕХИМИК» Кременчуг, «ЛОТТО-GCM» Одесса (1996/97), «ДИНАМО» Киев (вторая и третья команды), ЦСКА-2 Киев, «КРИВБАСС» Кривой Рог, «ЗАКАРПАТЬЕ» Ужгород, МФК «НИКОЛАЕВ», ПФК «АЛЕКСАНДРИЯ», «ШЯУЛЯЙ» Литва, «ВОСТОК» Усть-Каменогорск, Казахстан.

С 2009 года входит в тренерский штаб овидиопольского «ДНЕСТРА».

ПУТЬ К ПЕРВОЙ КОМАНДЕ

— Геннадий Анатольевич, как началась ваша карьера футболиста?
— Все началось с популярного в свое время турнира «Кожаный мяч», и большую роль на первых порах для меня сыграл учитель физкультуры, ныне покойный Дмитрий Михайлович Макарчук, который взял надо мной шефство. Сперва я учился в школе в Нерубайском, а затем он инициировал переход в другую школу – в Нати. А жил я в Усатово, так что Хаджибейский лиман видел чаще, чем Черное море (улыбается). Затем уже я перешел в ДЮСШ-6, где моим тренером был Тамаз Георгиевич Элисашвили, который также очень много помогал в становлении в юношеском футболе.

— Но вы являетесь выпускником СДЮСШОР «Черноморец»?

— До 10-го класса у меня было несколько попыток попасть в первую команду «Черноморца» моего года рождения, которую возглавлял Олег Владимирович Галицкий. Попасть в нее мне удалось только в выпускной год. Спустя какое-то время Галицкий порекомендовал группу ребят, в том числе и меня, в дубль «Черноморца», который возглавлял ныне покойный Виталий Менделевич Фейдман (Сиднев). Вот так, постепенно, началась моя профессиональная карьера.

— То есть, вы застали еще советский чемпионат?
— Да, пару игр за дубль удалось сыграть еще в Чемпионате СССР, а когда начали проводиться независимые чемпионаты Украины, был создан «Черноморец-2», поначалу выступавший в первой лиге. Вот там было сложно играть, ведь у нас в составе были совсем молодые ребята 16-17-ти лет. За полгода того, что продолжалось то первенство, нам удалось лишь 4 раза сыграть вничью, и «Черноморец-2» вылетел во вторую лигу (любопытно, что на одну из этих ничьих пришелся дебют Щекотилина в первой лиге (матч против криворожского «Кривбасса»), а на другую (против херсонского «Кристалла») – и первый гол в матчах уровня первой лигиприм. авт.). Затем, на протяжении нескольких лет, мы выступали во второй лиге. У нас была хорошая и перспективная команда, в составе «Черноморца-2» выступали Вадим Винокуров (Деонас), Юрий Никитенко, Александр Грановский, Юрий Селезнев и многие другие. Олег Мочуляк, Руслан Романчук и Дмитрий Парфенов уже на тот момент играли в первой команде, одно время на поле выходил Андрей Лозовский. А Сергей Коридзе и Георгий Мельников нашли себя в мини-футболе.

— Но однажды вам довелось выйти на поле в составе того «Черноморца» на более высоком уровне…
— Точно, это был выездной матч Кубка Украины против «Медиты» из Шахтерска. На игру поехал смешанный состав, мы сыграли вничью 2:2. Этот поединок был не из простых. В том плане, что на молодежь сказывалось давление игроков первой команды. Кажется, единственное, что я сделал хорошего в том матче – забил гол, принесший ничью (улыбается). А еще один мяч тогда забил Константин Кулик.

— Какими судьбами вы оказались в кременчугском «Нефтехимике»?
— К сожалению, я не попадал в первую команду «Черноморца» и принял предложение «Нефтехимика». Кременчугцев тогда тренировал ныне покойный Михаил Белых. В «Нефтехимике» я провел, в общей сложности, полтора года. Неплохое было время, мы являлись крепким середняком первой лиги, а на Универсиаду-1995, где сборная Украины заняла 4-е место, в Японию нас от «Нефтехимика» поехало четыре человека. К сожалению, финансовые неурядицы привели к расформированию команды, и я вернулся домой.

— Чтобы перед тем, как заблистать в «Черноморце», набрать форму в «Лотто-GCM»?
— В то время у футболистов не было агентов, мы сами трудоустраивались. Многие ребята попадали в ситуацию, подобную моей, и «Лотто -GCM» мне сильно помог. Ко всему, у нас подобрался хороший коллектив, и не было в Одессе, наверное, такой команды, которая обыгрывала и СК «Одесса», игравший в первой лиге, и «Черноморец» – представителя высшей лиги. Отдельные слова благодарности хочу сказать в адрес Сергея Николаевича Пасечника, который помогал, как морально, так и материально. Я ведь, когда перешел в «Черноморец», получал даже меньше, чем в «Лотто» (улыбается).

ИЗ ПЕРВЕНСТВА ГОРОДА – НА МАТЧ С «ДИНАМО»

— А как состоялся переход в «Черноморец»?stschekotilin_2
— Это произошло как раз после того, как «Лотто-GCM» обыграл со счетом 2:0 СК «Одесса». По слухам, меня порекомендовал «морякам» Семен Иосифович Альтман, который видел этот матч. Что тут сказать, сбылась мечта всей жизни – я попал в «Черноморец», это стало очень большим событием для меня.

— Каким выдался дебют в составе «моряков» в чемпионате?
— Первая моя игра состоялась в Одессе, мы принимали криворожский «Кривбасс» и сыграли вничью 0:0, а я вышел на замену вместо Юрия Сака. Затем я смотрел этот матч по телевидению и комментатор сказал, что Щекотилин не является игроком уровня «Черноморца». Я был молод, впечатлителен, значит, для себя тут же решил: если не соответствую уровню, то и не стоит дальше продолжать. Подошел к Буряку, говорю, мол, так и так, не тяну и мне лучше вернуться в «Лотто».

— И как отреагировал Буряк?
— Леонид Иосифович возмутился, конечно, но препятствовать не стал. Потом я понял, что совершил ошибку, мы пообщались с ныне покойным Владимиром Ивановичем Плоскиной, и я вернулся в «Черноморец». Через два дня мы играли в Киеве против «Динамо», и этот матч я очень хорошо запомнил. Ведь это был мой дебют в основном составе «Черноморца»! Да еще против «Динамо», куда только-только вернулся Лобановский, а в составе блистали Шевченко, Ребров, Калитвинцев, Лужный и другие. Переживал, конечно, сильно, волновался. Казалось, неделю назад играл в первенстве города, а тут – против «Динамо»! Незабываемые эмоции.

— Каково работалось с Леонидом Буряком?
— Леонид Буряк сыграл определяющую роль в том, что я заиграл на таком уровне. Ведь одно дело – твое желание играть, а несколько иное – когда тренер дает понять, что рассчитывает на тебя. На начальных этапах, когда я еще объективно не дотягивал до уровня высшей лиги, Леонид Иосифович все равно ставил меня в состав, показывая свое доверие.

— Ваш лучший сезон в составе «моряков» пришелся на вылет «Черноморца» из высшей лиги. Помню, как по окончании последнего матча против донецкого «Металлурга» никто не расходился, ожидая известий из Киева…
— … Которое не стало радостным. «Прикарпатье» выиграло у ЦСКА и мы вылетели в первую лигу. Но скажу, что многое решалось не столько в последнем туре, сколько в предпоследнем, когда мы принимали донецкий «Шахтер». В той игре у меня было несколько хороших моментов для взятия ворот, но забить удалось только однажды, с пенальти. В составе «горняков» дважды отличился вышедший на замену Тимощук, в итоге, мы проиграли 1:3 и вылетели.

РОК «ШАХТЕРА»

stschekotilin_3— Вы покинули Одессу, уехав в Россию?
— У меня было много хороших предложений, но я выбрал, пожалуй, самое неудачное – волгоградский «Ротор». Дело в том, что в Волгограде была очень хорошая команда, находившаяся в лидерах российского футбола. Под руководством покойного Виктора Евгеньевича Прокопенко в составе «Ротора» играли такие футболисты, как Веретенников, Нидергаус, Есипов, Кривов, Бахарев. Даже по тренировкам было видно, что шансов попасть в состав у меня мало. Я вернулся в Одессу, пропустив, таким образом, полгода.

— Но Одесса в этот раз стала транзитом на пути в Киев?
— Тогда президентом «Черноморца» стал Леонид Михайлович Климов, а вице-президентом был Владимир Дмитриевич Лемза. Мы встретились, обговорили условия моего возвращения. Мне сразу понравилось отношение со стороны руководства и я поехал с «Черноморцем» на сбор. Главным тренером «моряков» тогда был Александр Голоколосов. Александр Николаевич с первого дня отнесся ко мне хорошо, наигрывал в составе. А вскоре за мной приехали из Киева и отвезли в столицу на встречу с Игорем Суркисом, предложившим перейти в «Динамо». Ситуация могла сложиться точно так же, как и ранее с «Черноморцем». Я понимал, что шансов у меня не так много, но не использовать такую возможность тоже было бы глупо. И я согласился.

— В Киеве вы выступали за вторую и третью команды. Почему не удалось пробиться в основной состав «Динамо»?
— Начал я, как и многие, с выступлений за «Динамо-2». Стоит отметить, что в то время это был классный коллектив по подбору и уровню футболистов. Но вскоре я получил тяжелую травму – разрыв крестообразной связки, после которой очень долго восстанавливался. В какой-то момент я переусердствовал в тренажерном зале и повредил позвоночник. Начались проблемы, пошла череда травм. За те два года, что провел в Киеве, я полтора только лечился. Но я смотрю на неудачную попытку попасть в «Динамо» несколько по-иному: значит, не настолько должным образом работал, чтобы попасть в команду. Я благодарен за отношение к себе со стороны Владимира Онищенко и Валерия Зуева, у нас до сих пор остались хорошие отношения.

— Но вы продолжили выступления на высшем уровне, транзитом через Кривой Рог оказавшись в Ужгороде.
— Имея контракт с «Динамо», я полгода провел в аренде в криворожском «Кривбассе», за который провел 8 игр. Поначалу тренерский штаб доверял мне, но в конце чемпионата Геннадий Литовченко не сильно на меня рассчитывал. Видимо, я снизил к себе требования и не попадал в состав. Аренду, соответственно, «Кривбасс» не продлевал. А затем я оказался в Ужгороде, где «Закарпатье» только вышло в высшую лигу. Хороший коллектив тогда подобрался у закарпатцев, а тренировали команду Юрий Калитвинцев и Сергей Шматоваленко. Все было очень хорошо, если бы не единственный минус – мы вылетели.

— Как работалось с нынешним главным тренером сборной страны?
— В Ужгороде Юрий Николаевич только начинал свою тренерскую карьеру, но уже тогда у него были задатки хорошего специалиста. Он всегда мог найти общий язык с футболистами, и его тренировочный процесс отличался от «киевской системы» более разнообразной методикой и рядом новшеств.

— Чего не хватило «Закарпатью» для сохранения прописки в элите украинского футбола?
— К сожалению, ситуация вновь сложилась таким образом, что и вторая команда, за которую я стабильно играл и забивал, вылетела из высшей лиги. И, представьте себе, снова все решалось в матче с донецким «Шахтером». Нам необходима была победа, чтобы остаться в высшей лиге, а «Шахтер», если не выигрывал, то не становился чемпионом. «Закарпатье» уступило со счетом 0:1, а минут за пять до окончания встречи я вышел «один в один» и мог изменить футбольную историю, но не забил… Возможно, этот эпизод мог повлиять и на мою судьбу в дальнейшем, но случилось, как случилось.

НЕУДАЧНЫЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ

— И вы вновь вернулись в Одессу?stschekotilin_4
— В зимнюю паузу я тренировался в Одессе, встречался с Александром Николаевичем Скрипником, который выразил заинтересованность в том, чтобы я вернулся в «Черноморец». Естественно, после периода скитаний, хотелось вернуться в Одессу, но здесь я, скорее, пошел на поводу чувств, потому что мое второе пришествие в «Черноморец» положительных моментов не принесло. Сперва я попадал в состав, затем перестал. Мы неудачно начали тот чемпионат, перед зимней паузой занимая последнее место. Со стороны «Черноморца» на меня возлагались определенные надежды, которые я, видимо, не оправдал.

— Как раз перед весенней частью сезона-2002/03 «Черноморец» возглавил Семен Альтман…
— Да, когда пришел Семен Иосифович Альтман, в команду влилось много новых игроков. А в тренировочном процессе «система Альтмана» мне показалась достаточно интересной, по крайней мере, такого подхода я до этого не видел. У нас была очень хорошая команда, но у меня была проблема с попаданием в состав, и я покинул «Черноморец».

— Как сложилась ваша судьба в дальнейшем?
— Отыграв в аренде в Николаеве, я вновь уехал в Ужгород, но второе пришествие в «Закарпатье» также вышло неудачным. Пройдя все сборы, в начале чемпионата я получил разрыв приводящей мышцы, после чего месяц ушел на реабилитацию. Затем рецидив… Руководство клуба было не сильно довольно таким положением дел, и я вернулся в Одессу. Начал восстанавливаться самостоятельно, но с этого периода карьера пошла по нисходящей.

— Но вы продолжили свою карьеру, правда, начав во второй лиге украинского футбола…
— Роман Михайлович Покора пригласил в ПФК «Александрия», который должен был играть в первой лиге, но сложились какие-то обстоятельства, и мы начали во второй. Затем я вернулся в МФК «Николаев», который также выступал во второй лиге. Честно говоря, я не смотрел, на каком месте идет команда, я просто хотел играть. Вскоре команду принял Леонид Васильевич Гайдаржи и предложил остаться, на что я с удовольствием откликнулся. Мы неплохо играли и завоевали путевку в первую лигу с первого места. Второе, кстати, тогда занял ПФК «Александрия». Но потом возникли некие моменты, и руководство клуба решило отказаться от моих услуг.

КАРЬЕРА ЗАВЕРШЕНА. КАРЬЕРА НАЧАТА

— И вы вернулись в команду высшей лиги, правда, литовской. Как возник вариант с шяуляйским клубом?
— В Литве оказался благодаря друзьям. В ФК «Шяуляй» играли братья Галюза – Илья и Сергей, которые договорились с тренером, что тот меня посмотрит. Смотрины прошли успешно, и я подписал контракт. Сперва мне было сложно адаптироваться, но, благодаря хорошему отношению тренера, спустя несколько игр вышел на свой уровень. Перед командой стояла задача попасть в Балтийскую лигу, в которой участвуют лучшие команды Литвы, Латвии и Эстонии. Весь сезон мы шли рядом с «зоной Лиги», но за несколько туров до конца я получил еще одну травму – разрыв боковой связки. На тот момент мне было уже 33 года, и мы пришли с руководством ФК «Шяуляй» к тому, что не будем продолжать сотрудничество.

— Восстанавливались от травмы опять в Одессе?
— Да, около полугода я отходил от травмы и приводил себя в форму. Тренировался сам, бегал кроссы, выполнял физические упражнения. Затем поиграл на первенство города в составе «Ивана», который тренировал Александр Голоколосов. И уже летом, когда Александр Николаевич принял усть-каменогорский «Восток», то позвонил мне и пригласил на просмотр в Казахстан.

— Просмотр прошел успешно?
— Он продолжался месяц, за который я успел набрать форму. Был подписан контракт, и все шло очень хорошо. Были хорошие финансовые условия, отличный коллектив. Под руководством Голоколосова «Восток» поднялся с 14-го на 7-е место, с усть-каменогорцами стали считаться. И я благодарен Александру Николаевичу за то, что дал мне возможность еще раз поиграть на уровне высшей лиги.

— Как развивалась ваша карьера в Казахстане?
— Мы выиграли первый матч, и ничего не предвещало проблем. Но в паузе между играми чемпионата мы провели товарищеский поединок, в котором я опять получил тяжелую травму – повредил два мениска, латеральный и медиальный. Операция была проведена в Одессе, но затянулся процесс реабилитации: четыре месяца даже по мячу не мог ударить. С другой стороны, я понимал, что это последний шанс поиграть на таком уровне и терпел боль. Затем были сборы в Турции, и в последней тренировочной игре я повредил заднюю поверхность бедра. Как будто рок какой-то. Но Голоколосов хорошо ко мне относился, доверял и давал понять, что рассчитывает на меня, как на игрока основного состава. Несмотря на то, что восстановился я перед самой игрой, на первый матч вышел с первых минут. В том поединке я выглядел неубедительно, и был заменен. В ближайший месяц я уже выходил только на замены. Естественно, не имея игрового тонуса, я чувствовал, что выбился из ритма и не был в оптимальной форме. Последний свой матч я провел в рамках Кубка Казахстана и, хотя команда выиграла, я сыграл не на своем уровне. После игры Александр Николаевич дал понять, что мне лучше покинуть клуб.

— Тогда возникла не совсем приятная ситуация…
— Эта ситуация была описана, и я не хочу о ней говорить. Просто хочу поблагодарить Александра Николаевича за то, что он дал мне возможность попробовать свои силы. Мне жаль, что все так произошло, но я ему благодарен за все, что он для меня сделал.

— Вы приняли решение завершить карьеру?
— Да. Я понял, что в футбол мне уже не стоит возвращаться, все-таки возраст и преследующие травмы… По возвращении в Одессу месяца три вообще ничего не делал, затем какое-то время поиграл в первенстве города. А потом появился вариант с «Днестром». Андрей Викторович Пархоменко принял «Днестр», и я ему благодарен за возможность поработать с ним на таком уровне. Знаете, после завершения карьеры игрока довольно непросто начинать тренерскую, рядом должны быть друзья, которые могут тебе помочь. Слава Богу, что такой друг оказался рядом и дал возможность поработать.

Олег ШАЛЬКЕР
odessa-sport.info

banner ritm 718